BALL. Расширенная вселенная

Автор: Лиза Епифанова
Публикация в журнале «Мои Часы» №3/2018





Для тех, кто только начал открывать для себя многообразие швейцарской часовой механики, марка Ball Watch наверняка станет удачной находкой. У нее есть все, что нужно: долгая и увлекательная история, собственная мануфактура в Ла-Шо-де-Фоне, экстремальные характеристики надежности, культовые коллекции и уникальные инновационные технологии. Те же ценители престижных часов, которым уже отлично знакомо имя Ball, просто обязаны перевернуть страницу и изучить новинки 2018 года. Ball еще как умеет удивлять.



ИГРА НА ВЫЖИВАНИЕ

За 127 лет, сколько существует часо­вая компания Ball, естественно, успел накопиться большой багаж знаковых коллекций. Но чтобы не утомлять дол­гим перечнем достижений марки, лучше сразу перейти к главному. Ценители истинного и неповторимого стиля Ball знают: есть просто часы Ball, а есть Engineer HydroCarbon.

Линия этих сверхустойчивых, «про­качанных» моделей появилась в 2004 голу, но, несмотря на сравнительную молодость коллекции, именно с ЕНС (как ее называют знатоки) лучше всего начинать знакомство с маркой.

Во-первых, ЕНС — это самый нагляд­ный способ увидеть все преимущества тритиевой подсветки trigalight которую Ball вообще-то использует во всех своих часах, но тут наиболее щедро и практично. Trigalight является главной «фишкой» Ball еще с конца 1980-х, когда далеко не все швейцарские бренды были готовы расщедриться на обычную люминесцентную краску. Технология безопасной подсветки была разработа­на и по сегодняшний день производится только фабрикой MB Microtec распо­ложенной в Берне: тритий заключен в легкие трубочки с нанесенным внутри люминофором. Выделяющиеся при рас­паде трития электроны атакуют веще­ство на стенках, заставляя его светить­ся. Такая система обеспечивает 25 лет подсветки в 100 раз ярче привычной люминесцентной и без необходимости зарядки от солнечных лучей.

Вторая эксклюзивная особенность ЕНС — запатентованные технологии защиты механизма и корпуса, которые разрабатывает собственное исследовательское ателье Ball в Ла-Шо-де-Фоне под загадочным названием Patrick's Lab. Из этой лаборатории вышли все самые знаменитые изобретения марки, кото­рых реально нет ни у какого другого бренда. Это, например, противоударная защита баланса SpringLOCK, антимаг­нитное защитное кольцо вокруг меха­низма Amortiser, поглощающее энергию боковых ударов, корпус из мю-металла (антимагнитного сплава никеля, железа, меди и молибдена, автоматический гелиевый клапан, встроенный непосред­ственно в заводную головку, и многое другое. И большинство этих инноваций присутствуют в первую очередь в моде­лях Engineer HydroCarbon, поскольку призваны повыстить выживаемость механизма в самых жестких условиях. Что как раз является третьей важной причиной, почему надо остановить свое внимание именно на этих часах. Их носят самые крутые парни на планете. Профессиональные военные, в том числе члены отрядов спецназа (подробнее о часах, созданных Ball для различных бое­вых групп читайте в журнале «Мои Часы» №2-2018). Спортсмены-экстремалы. Наконец, многие члены Ball Explorers Club, объединяющего бесстрашных и увлеченных исследователей. Например, фотографии на левой странице и преды­дущем развороте сделаны Полом Жижкой, членом клуба исследователей Ball с 2014 года. Его специализацией является ноч­ная съемка в опасных и труднодоступ­ных местах планеты. По словам самого фотографа, его не раз выручала безот­казная тритиевая подсветка часов Ball.



НОЧНОЙ ЛЕТЧИК

В 2018 году Ball представил целый ряд интересных моделей в коллекции Engineer HydroCarbon. Одна из самых важных — это Engineer Hydrocarbon AeroGMT II, второе поколение про­фессиональных авиационных часов, в которых можно выставить одновремен­но время в трех часовых зонах: одну в 12-часовом и две в 24-часовом формате. Первая версия AeroGMT была представлена в 2015 году и стала первыми в мире часами, в которых тритиевая подсветка цифр была размешена не только на циферблате, но и на вращающемся коль­це на ранте корпуса. Аля лучшей чита­емости инженеры Ball по полной про­грамме реализовали возможности обеих технологий подсветки: тритиевого газа и SuperLumiNova. Классическим люми­нофором отмечена 24-часовая шкала третьего часового пояса на внутреннем круге циферблата. Сочетание trigalight и SuperLumiNova дает циферблату дополнительную глубину и возмож­ность быстрее считывать показания в темноте. Еще одна инновация AeroGMT — предохранительная пластина, которая надежно фиксирует заводную головку по завершении настройки времени. Если первая серия была класси­ческой черно-стальной, то Engineer Hydrocarbon AeroGMT II представлена несколькими эффектными вариация­ми с черным и синим циферблатом, а также красно-черным рантом, пока­зывающим время суток. Кроме того, Ball предлагает довольно интересный сервис заказа лимитированных серий с нестандартным дизайном и особой гравировкой. Например, осенью ожи­дается версия, выпущенная в честь 115-летия полета братьев Райт тиражом в 1000 экземпляров: с сине-черным ран­том и задней крышкой, украшенной помимо традиционного кольца горо­дов мирового времени гравировкой самолета «Флайер-1» 1903 года.



Судя по предыдущим подобным выпускам Ball, Engineer Hydrocarbon AeroGMT II Wright Brothers явно станет коллекционным раритетом, за которым уже через несколько лет будут охо­титься знатоки высококлассной часо­вой механики и истории авиации.

СТАЛЬ И СКОРОСТЬ

Совсем другое исполнение ЕНС пред­ставлено в еще одной премьере 2018 года — гоночном хронографе Engineer Hydrocarbon Racer Chronograph. В этой коллекции автомобильное направление нечастый гость, однако Ball отлично разбирается в его специфике: у марки есть гоночная коллекция Roadmaster. Кроме того, Ball много лет создавал спе­циальную серию моделей для BMW.



Engineer Hydrocarbon Racer Chronograph — это классический строгий дизайн, за которым скрыва­ется антология лучших технических достижений Ball. Защита от ударов составляет 7500 Gs, заводная головка фиксируется фирменной пластиной, на циферблате размещено 15 тритиевых маркеров на разметке и стрелках, а антимагнитная защита составляет 80 000 А/т благодаря внутреннему кор­пусу из мю-металла.

В последние два года скоростное направление стало особенно важно для Ball, после того как к Explorers Club присоединился Дэнни Томпсон — сын легендарного гонщика Микки Томпсона. В 2016 году Дэнни сумел побить рекорд отца, разогнав свой стримлайнер Challenger 2 до скорости 661.748 км/ч на поверхности высохшего соляного озера Бонневиль в штате Юта.

Кроме того, в этом году коллекция Engineer Hydrocarbon  не обошла вниманием и морскую стихию, пред­ставив дайверские хронографы и часы с индикатором приливов. Обо всех этих новинках будет отдель­ный рассказ в ближайших номерах. Сейчас же нужно обратить внимание на главную инновацию Ball, которая относится не к защитным характери­стикам часов, а к совершенно новому уровню, на который выхолит марка в целом. Речь идет, конечно, о ману­фактурных механизмах.

ПОД ЗНАКОМ «М»

Те, кто знакомы с историей Ball, знают, что марка никогда не производила собственных механизмов, чего, она впрочем, никогда и не скрывала. История компании началась в 1891 году, когда Уэбстер Клей Болл стал главным контролером времени северо­западных железных дорог США. А уже в 1893 году, то есть ровно 125 лет назад, Болл разработал стандар­ты и систему контроля за временем на железных дорогах и представил специально разработанные часы, отме­ченные его именем и маркировкой ORRS — Official Rail Road Standart. Репутацию самых точных хронометров, которым можно доверить скорость локомотивов, марке Ball принесли маниакально высокие требования к качеству механизмов. Все калибры, которые поставлялись на фабрику Ball, проходили проверку, сравнимую с современными тестированиями COSC и Chronofiable (существует даже вполне обоснованная версия, что сами стандарты COSC в 1970-е были частично основаны на регламенте ORRS Болла). Вначале в Ball Watch уста­навливали американские механизмы, потом перешли на швейцарские, а в середине XX века, когда все производ­ство было окончательно перенесено в Ла-Шо-де-Фон, стали самостоятельно дорабатывать и улучшать калибры ЕТА, в частности оснащая их запатентован­ным модулем SpringLOCK.



Многие часы Ball имеют прозрачную заднюю крышку, поэтому знатоки всегда могли оценить качество проделанной работы, включая тщательную гравиров­ку и исторический знак RR (Rail Road) на секторе подзавода. Важно отметить, что, продолжая традицию Уэбстера Болла, почти все новые калибры проходили сертификацию COSC.

Кстати говоря, немногие знают, что гарантированная читаемость показаний в темноте также является одним из пунктов этой сертификации. А поскольку инженеры Ball отнеслись к ней максимально серьезно, это и побудило их искать безопасную более яркую и длительную альтернативу люминофо­ру — таким образом Ball стала одной из самых первых швейцарских марок, использующих trigalight.



Логично, что компания с такой репу­тацией и высокими требованиями к качеству, имеющей собственное произ­водство и исследовательскую лабора­торию в Ла-Шо-де-Фоне обязана была прийти к выпуску своей мануфактурной механики. Момент для первого запуска был выбран символичный — 125-летие Ball, которое отмечалось в 2016 году.

Модель Trainmaster Manufacture, осна­щенная калибром RRM1101 с частотой работы баланса 28 800 пк/час и двух­дневным запасом хода, была выпущена тиражом всего 125 экземпляров в стро­гом классическом корпусе из розового золота.

Но настоящей точкой отсчета ману­фактурной истории Ball все-таки надо считать 2017 год. ознаменованный 170-летием со дня рождения самого основателя компании Уэбстера Клея Болла. В декабре состоялась премьера первого серийного калибра RRM7309, полностью разработанного в стенах мануфактуры Ball. Его отличают повышенные характеристики надежности, сертификат хронометра COSC а также запас хода, увеличенный до 80 часов.



В 2018 году новый калибр дебю­тировал сразу в трех моделях марки. По традиции, в коллекции Trainmaster, а также более динамичной серии Engineer. На обе новые модели Engineer М Challenger и Engineer M Marvelight стоит обратить особое внимание цени­телям качественной механики: ману­фактурный хронометр здесь надежно защищен стальным корпусом с противо­ударной и антимагнитной защитой, а циферблат от души расцвечен крупны­ми и четкими индикаторами trigalight.

Все, что делает Ball — очень логично и понятно. Можно заметить, что в рефе­ренцию нового калибра добавилась буква «М», отмечающая его мануфактурность, а кроме того, теперь все модели с собственными механизмами также будут отмечены литерой «М» в назва­нии. Аа, это настоящий Капитан Марвел в расширенной вселенной Ball Watch.

Можно быть уверенным — этот герой очень скоро себя проявит в полную мощь, причем не только в клас­сических трехстрелочных моделях, но и в многофункциональной механике с фирменными суперспособностями несокрушимых часов Ball.